Billy_Red (billy_red) wrote,
Billy_Red
billy_red

Category:

Vongozero: The Outbreak (2019)

— Внимание!
— Ваш район попал в зону заражения и будет эвакуирован. В вашей населенном пункте организованны трансферы до центров временного пребывания.
— Вы получите медицинскую помощь и горячее питание. Для транспортировки следует явиться на ближайшую автостанцию.


— Уважаемые граждане!
— В вашем районе проводится обязательная эвакуация.
— Пожалуйста, заходите в автобусы.
— Специалисты доставят вас в карантинные центры, где вам будет предоставлено проживание, медицинское обслуживание, горячее питание.
— Следуйте инструкциям персонала.
— Вы получите медицинскую помощь и горячее питание. Для транспортировки явиться на ближайшую автостанцию.

[.]














российское общество; прекаризируемое большинство на траектории социального понижения, андеркласс — уже не временная аномалия, ожидающая исправления, а класс вне классов, группа находящаяся за пределами социальной системы, сословие, без которого все остальные чувствовали бы себя лучше и удобнее; лишние люди; прекариат; глобальное расслоение; кино; сериал; Эпидемия / Vongozero: The Outbreak (2019); модели новой сословной социализации; В.С. Мартьянов: Политический порядок модерна в контексте трансформации капитализма (Политическая концептология № 3, 2017); модель социального государства; модель социального государства не справляется с новыми лишними людьми, а социальная стратификация все чаще начинает определяться не полезностью людей на рынке, а их ценностью для государства, распределяющего политические ренты и ресурсы; вызовы рентно-сословному политическому порядку могут исходить от умножающихся прекариатных групп и лишних людей, исключаемых как из рынка, так и из доступа к социально-политическим рентам; кризис; в настоящее время только Африка остаётся значимым географическим направлением капиталистической экспансии; поздний soft-капитализм эксплуатирует и отчуждает человека через потребление и создание новых потребностей, под которые создаются новые отрасли экономики. Например, приоритетными целями становится все то, что относится к экологическому дискурсу — чистый воздух, вода, не измененные генетически и не вскормленные химическими удобрениями продукты и т. п. Только ради новых ценностей и целей люди готовы повысить свои потребности и стандарты жизни, а значит и мотивацию к труду; усиление социальных групп, опирающихся на неэкономические факторы идентичности — раса, религия, этничность, гендер, язык, культура, география и т. д., которые были отодвинуты на периферию социальной стратификации развитием капитализма; статическое большинство в условиях периферийной рыночной экономики могут получить только отрицательную ренту на свой базовый актив в виде труда. Такой труд не позволяет осуществить достойную рекреацию и развитие человека труда, не говоря о возможности сбережений и вложений в собственный человеческий капитал; по состоянию на середину 2000-х гг. более трети россиян… были полностью лишены всех видов ресурсов, которые выступали бы для них в качестве реальных активов… что говорит… о невостребованности их ресурсов российской экономикой, а следовательно о том, что они являются "лишними людьми"; социальная структура современной России в свете тенденций сжатия рыночной регуляции, прекаризации и увеличения лишних людей может быть описана как своеобразный сословно-рыночный кентавр, в котором экономические классы все интенсивнее переструктурируются сквозь нормативно-институциональную сеть постсоветских сословий. При этом рыночные взаимодействия и модерные политические институты отодвигаются на изменчивую защитную периферию, связанную с поиском ресурсов, легитимацией власти и адаптивным взаимодействием рентно-сословного ядра с внешним миром;
На институциональном уровне усиление рентно-сословных принципов стратификации ведёт к тому, что первоначальные попытки радикальных модернизационных проектов 1990-х сменились стратегиями пассивной социальной адаптации большинства населения в 2000-х в условиях сознательной приостановки элитами опасных модернизационных импульсов. В результате наблюдается «усиление традиционализма и компенсаторного национализма, сохранение государственно-патерналистских, антилиберальных и антизападнических настроений в обществе, популярность изоляционистских идей… Адаптация к переменам происходит не через усложнение состава и структуры общества, увеличения ценностного и культурного многообразия, нарастания человеческого и интеллектуального потенциала, а, напротив, через его снижение и упрощение институтов, обеспечивающих базовые правила взаимодействия в социуме;
Наметившаяся было сложная социальная динамика выстраивания индивидуальных биографий граждан в рыночных условиях вновь сменилась новой сословностью, где принадлежность к определённой социальной группе, фиксируемой государством, даёт возможность доступа к тем или иным видам политических рент. Все это противоречит модерности как устремлённости в будущее, в котором согласно
идее прогресса содержатся возможности улучшения и совершенствования индивидуального и коллективного настоящего. Будущее начинает рассматриваться негативно: либо в рамках концепций вечного возвращения к золотому веку, либо как ухудшение настоящего, либо как его бесконечная инерция, либо как рост неопределённости, чреватый эскалацией общественных страхов и угроз. Все эти виды будущего фактически антиутопичны и антимодерны, так как заранее оценивают будущее как негативные изменения, в которых будет происходить нарастание отчуждения людей от возможностей управления их собственной судьбой;
российские элиты стремятся к отказу от опоры на некую связную систему ценностей в пользу ситуативного идеологического реагирования. В результате элиты все время ускользают от определения своего места в идеологических координатах, накладывающего на их поведение те или иные обязательства. А отсутствие институционально фиксированных правил игры и обязательств элит перед гражданами во многом обусловливает многоуровневую патрон-клиентскую иерархию распределения ресурсов, вершина которой стремится к сакральной, трансцендентной легитимации, откреплённой от любых народных, республиканских, демократических и иных онтологических референций. Поскольку соблюдением реальных демократических процедур закономерно ведёт к потере власти и контроля ресурсных потоков. В результате процедуры легитимации симулируются с помощью соцопросов, ТВ, риторики осаждённой крепости и постоянных побед [Фишман 2015]. При этом выход на серьёзную политическую конкуренцию неизбежно обнаруживает, что российская власть как политический игрок «очень быстро начинает действовать не по правилам. А поскольку он, с одной стороны, определяет правила, а с другой — им не следует, это самый опасный игрок; Внутренняя империя (властный аппарат, высшее сословие, партия власти, олигархи, номенклатура и т. д.) пытается стать сакральным ядром, транслирующим свои интересы и управленческие импульсы на обширную периферию (народ) с помощью нарративов государственных интересов, патриотизма, модернизации и т. д. Эта риторика сохраняет устойчивую историческую преемственность: "в СССР официальная точка зрения сводилась к постулату: интересы общества, государства и индивида совпадают. На деле за таким "совпадением" скрывалось абсолютное господство бюрократии над населением страны… Сегодня понятие государственных интересов используется всеми членами государственного аппарата и его юридической и идеологической обслуги для обоснования особого (обычно привилегированного) положения в обществе";
санкции и репрессии в отношении тех, кто не разделяет предписанные государством сверху дифференцированные нормы для локальных сообществ, в то время как консолидирующие гражданские ценности и принципы не могут быть поддержаны сословными политическими элитами. Адаптация к сословной социальной среде обусловливает рост агрессии и недоверия граждан, локализации любых взаимодействий как оптимальных стратегий в условиях институционального и морального дефицита государства;
ренессанс неэкономической, сословной стратификации; крах рациональной бюрократии на службе общественных интересов; дискурс транзитологии; господствующие элиты все чаще образуют не владельцы частной собственности и экономических ресурсов, а группы, которые обладают властным ресурсом, занимая определённые позиции в государственной иерархии, определяемой факторами их полезности для государства; новый политический порядок; инфляция элит;
Протестная активность растущего прекариата отчасти может быть компенсирована усилиями социального государства. Однако если государство всеобщего благосостояния в постиндустриальных обществах ещё может позволить содержать лишних людей на рентном пособии (безусловный базовый доход), то большинство естественных государств таких возможностей не имеет. Поэтому в глобальном контексте большинство лишних людей в условиях разнообразных недемократических политических режимов с большей вроятностью ждут не комфортабельные социальные пособия, а сокращение доступных возможностей, прав и гарантий, вплоть до исключения из общества или прямого уничтожения. Поэтому в центре миросистемы большинство граждан будет (и будет ли?) получать ренту, но не за свои востребованные качества, а просто за то, что они есть, в дискурсе гуманизма; на полупериферии все больше людей и групп, потерявших свое влияние и ресурсы, все чаще будут просто исключаться из общества и оставаться на самообеспечении как параллельно существующие архаизирующиеся социальные сообщества — отходники, гаражники, самозанятые, отгороженные в фавелы и трущобы; на периферии лишние люди будут умирать от голода, недостатка ресурсов, отсутствия лечения, высокой преступности и гражданских войн;
Глобальный капитализм исчерпал экстенсивные географические факторы извлечения прибыли, связанные с освоением новых рынков сбыта и взаимовыгодным обменом между регионами, имеющими разные конкурентные преимущества в производстве разных товаров. Другие факторы кризиса капитализма связаны с пределами потребления природных ресурсов, экологией, перенаселением Земли, скрытым паразитированием капитализма на внеэкономических ресурсах его существования (культура, мораль, традиционные ценности), разных инфраструктурных доступах и гарантиях (известная в экономической науке проблема безбилетника). Выход из этих кризисов может быть связан только с политическими решениями, отбрасывающими модель человека экономического, который будет максимизировать свою
частную прибыль до тех пор, пока капиталистическое общество не распадётся от созданных им неравенств и противоречий, а его самого не сметёт очередная революция;
становления в мире нового VI технологического уклада в условиях экономического кризиса; именно с этим укладом связывают перспективы выхода из экономического кризиса; ядро технологического уклада — комплекс, основанный на синтезе нанотехнологий, достижений в молекулярной биологии и дальнейшем прогрессе информационно-коммуникационных технологий; С. Ю. Глазьев: мнение, что наука "на закате", существует только в России, и мы остро ощущаем этот процесс, исходя из российских реалий, что и порождает серьезные дискуссии на всех уровнях по этому поводу. Наша страна, действительно, единственная в мире, где количество исследователей падает; Что случилось, тигровая лилия?
What's Up, Tiger Lily? (1966); слоган: «...IT'S ALL ABOUT LIFE, LOVE...FUN»; And if you have been reading this instead of looking at the girl, then see your psychiatrist, or go to a good eye docto
r / И если вы читали это вместо того, чтобы смотреть на девушку, обратитесь к психиатру или к хорошему окулисту; covid-19; коронавирус;
Tags: кино, кризис, население, политика, россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments